Департамент труда и социальной защиты населения города Москва
Интернет-портал регионального банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей, города Москвы
Новости
24.04.2018

Где согреваются сердца

В семье Бубновых трое родных, девять приемных и один удочеренный ребенок. Для Алексея и Галии эти ребятишки - не только ответственность, но и большая радость.

Высотка на юго-востоке Москвы.

Переступая порог дома, где 13 детей, ожидаю увидеть как минимум творческий беспорядок, а попадаю в царство чистоты и уюта. Даже шерсть огромного терьера Нюши блестит, как в рекламном ролике.

— Ремонт у нас делал папа, а чистоту мне помогают поддерживать старшие дети — Таира, Диана и Дима. Как и за младшими приглядывать, — объясняет мне Галия.

Серьезное решение  

Взять первого приемного ребенка Бубновы решились не сразу. Однако после того как Алексей стал посещать вместе с женой клуб приемных родителей, уверенности прибавилось.

— В 2013 году мне позвонили из опеки и сказали, что есть две девочки 4 и 5 лет — Саша и Маша, — рассказывает многодетная мама.

Галия и Алексей и сегодня не знают ответа на вопрос, как они решились стать родителями для 10 чужих ребятишек. Просто свои дети подросли, и стало пропадать ощущение, что ты кому-то нужен. Пятилетняя Танюша появилась в семье Бубновых в тот же год.

— Когда забирали ее из детского дома, она сильно плакала. Оказывается, испугалась Алексея. Он высокий — показался ей большим и страшным, — с улыбкой вспоминает Галия.

Несмотря на то, что с Таней в семью пришла ее двоюродная сестра Ангелина, девочка упорно твердила, что «настоящая семья — только та, где есть малыш».

Слова Тани стали явью, когда в 2014 году Бубновы удочерили полуторамесячную Ядгору.

— Я поехал с ней знакомиться, — вспоминает Алексей. — Зашел в палату, а у нее соска выскочила. Помню, подумал, что кроха проверяет: подам или нет. Конечно, подал.

Дочку Галия увидела только на выписке. Говорит, были странные чувства: ребенок крохотный, а беременности не было. Вскоре после этой малышки появились Антон и Алина.

— Мы старались взять братьев и сестер, потому что их берут менее охотно, — объясняет Галия. — И потому, что став взрослыми, они могут не общаться с нами, но друг у друга останутся.

Особенные дети  

Набравшись опыта в воспитании приемных, Бубновы задумались о тех, кто находит дом еще реже.

— Мы долго готовились и изучали особенности детей с синдромом Дауна, — говорит Алексей. — Даже ездили в семьи, чтобы посмотреть реальную картину.

Первым особенным ребенком стала Соня.

— Когда мы ее взяли, она не умела пользоваться голосовым аппаратом, даже плакала беззвучно, — вспоминает мама.

Бубновы повели Соню к дефектологу и стали учить ее... орать. Алексей кричал вместе с ней.

— Как-то я была на конференции, и он прислал эсэмэску: «Кажется, я свернул челюсть», — смеется Галия.

Занятия дали результат — в прошлом году Соня произнесла первые слова.

Поняв, что страх исчез, Бубновы решились на второго особенного ребенка. Но Вероника прожила у них всего девять месяцев. Все это время Бубновы не прекращали общение с ее кровными родителями: показывали фото, рассказывали об успехах.

В итоге родные мама и папа забрали девочку домой. Недолго думая, Бубновы подарили любящую семью еще одному особенному ребенку — Юле.

Каждый — личность  

Сейчас дети подросли, у них стали проявляться индивидуальные черты характера и появились серьезные увлечения. Маленькая Ядгора 5 дней в неделю занимается фигурным катанием, Саша ходит в «художку», Маша и Ангелина занимаются баскетболом, а Таня — музыкой. У Антона, Алины и Юли пока больше развивающих занятий, а Соня зимой встала на горные лыжи.

Старшая дочка Таира учится в университете, Диана оканчивает школу и увлекается кулинарией, Дима ходит на картинг. Бубновы — настоящая команда: и в спорте, и в развлечениях, и в жизни.     

http://vm.ru/news/484691.html